Персей и Андромеда

Главная » Легенды Греции

История, называемая "Персей и Андромеда" взяла свое начало в городе Аргос, где правил в то время знатный царь Акрисий — сын морского бога Посейдона и нимфы Аретрусы — спутницы богини Артемиды. И славен был этот госу­дарь не столько древним родом, идущим от титанов, сколько тем, что имел дочь необычайной красоты по имени Даная.

Зевс и Даная

Зевс и Даная

В полном довольстве жил Акрисий в своем великолеп­ном дворце, наслаждаясь миром, благоденствием семьи и уважением подданных. Но, видно, мало было царю прекрасного настоящего, захотелось ему узнать, таким ли благополучным будет и дальнейшее правление.

И вот по высочайшему повелению явился во дворец оракул, предсказатель будущего. В случае с Акрисием пророчество оказалось роковым. Оракул предсказал, что в обозримом будущем погибнет царь Аргоса от руки собственного внука, то есть будущего сына дочери Данаи.

Надо ли говорить, как опечалило Акрисия это не­ожиданное известие. Но с другой стороны, всякое про­рочество есть лишь вероятная возможность какого-то события. А значит, опасность можно предотвратить, если вовремя принять необходимые меры. Такой мерой, не совсем, правда, справедливой, явилось заточе­ние Данаи в подземные покои — подальше от тех, кто мог бы претендовать на руку и сердце красавицы, а, сле­довательно, стать ее мужем и отцом детей.

Но разве кто-нибудь, тем более, несравненная дева, может укрыться от всевидящего ока громовержца Зевса! Разумеется, повелитель проник к дочери Акрисия не в своем подлинном облике. Он превратился в брызги золотого дождя, озарив плотно за­пертые покои солнечным светом любви и наслаждений - Зевс и Даная оказались вместе.

Так сбылась первая часть пророчества оракула: от союза Зевса и Данаи родился сын, названный Пер­сеем. Но недолго радовалась Даная своему материнско­му счастью. Однажды Акрисий услышал веселый смех маленького наследника. Он спустился к дочери в подземелье и, к своему ужасу, увидел на коленях у Данаи прелестного ребенка. Узнав, что это сын самого Зевса, Акрисий не на шутку испугался, вспомнив о зловещем предсказании.

Беспокоясь больше о собственной судьбе, чем о судь­бе дочери и внука, Акрисий решился на невиданную жестокость. Он приказал слугам соорудить большой деревянный ящик, заточить в него мать и сына и бро­сить в открытое море.

Однако известно: есть воля смертного человека, а есть воля бессмертных богов Олимпа, и совершенно понятно, какая из них сильнее. Конечно же, мать и дитя не остались без присмотра Зевса. Ящик был выброшен волной на берег острова Сериф, где в это время один из рыбаков по имени Диктис ловил рыбу. Он открыл ящик и, к своему удивлению, увидал в нем поразительной красоты женщину и ее маленького сына. Оказав потерпевшим первую помощь, Диктис отвел их к своему брату, царю Серифа, Полидекту. Царь дружелюбно встретил от­вергнутую царицу и ввел ее и ребенка в свой дом. Более того, Даная так приглянулась Полидекту, что он пред­ложил дочери Зевса стать его женой. Но Даная была непреклонна: к царю Серифа она решительно не ис­пытывала каких-либо чувств.

Голова горгоны Медузы

Персей и Андромеда: Персей отправился за головой горгоны Медузы

Тем временем Персей рос и мужал во дворце Полидекта, который все еще надеялся на благосклонность Данаи. А чтобы юноша ненароком не встал между ним и матерью, решил царь отправить его подальше от до­ма, да еще и со смертельно опасным испытанием. Прослышал он, что в дальней стороне у пределов крайнего запада, есть земля, на которой властвовал сын Земли-Геи, морское божество по имени Форкис. От его брака с сестрой Кето родилось множество чудовищ, сре­ди которых горгона Медуза, одноглазые сестры граи, полудева-полузмея Ехидна. Сказал Полидект Персею:

—   Если хочешь испытать себя в трудном деле, отправляйся в ту страну, срази горгону Медузу, принеси ее голову и тем докажешь, что ты сын великого Зевса.

Ответил гордый Персей:

—   Будь по-твоему, голова горгоны Медузы будет твоя.

Не теряя времени, отправился юный Персей в путь и вскоре прибыл на остров, который издавна называли проклятым. Казалось, столько отвратительных существ еще не собиралось в одном месте.

Первыми, кого встретил Персей, были дочери Форкиса, три сестры граи, что означало «старухи», ибо от рождения они были покрыты сединой. Это были еще те сестрицы! На всех троих они имели один глаз, которым делились друг с дружкой по очереди, чтобы хоть как-то смотреть на мир. Недолго думая, Персей отобрал у сестер их единственное видящее сокровище и пообещал отдать лишь после того, как они укажут дорогу к нимфам.

Явившись к морским девам, герой получил в подарок крылатые сандалии, сумку для головы Медузы и шлем из собачьей шкуры, который делал человека невиди­мым. Присоединив ко всем этим трофеям острый серп, подаренный Гермесом, Персей взлетел на своих воздуш­ных сандалиях и переправился через океан в ту страну, где жила еще одна дочь Форкиса — горгона Медуза — та самая, головы которой так жаждал мстительный По­лидект.

Свет еще не видывал такой твари! Все тело покрывала блестящая и крепкая, как сталь, чешуя, которую не мог разрубить самый острый меч. Громадные медные руки увенчивались острыми стальными когтями. На голове вместо волос двигались, шипя, ядовитые змеи. Лицо гор­гоны Медузы с ее острыми клыками и пылающими глазами было исполнено такой ярости, что его не выносил ни один человеческий взгляд. А тот, кто все же неосторожно по­смотрел бы на горгону, тут же превращался в камень.

Однако Персей не зря был сыном бога. Выставив впе­ред блестящий щит, чтобы смотреть не на чудовище, а на его отражение, герой тихо подкрался к спящей Гор­гоне. Но змеи на ее голове сразу почуяли врага и приподнялись с грозным шипением. Бы­строй птицей метнулся Персей к смертельному клубку, сверкнул в воздухе острый меч, и покатилась голова, на которую не смотрел еще ни один смертный. Черная кровь хлынула на скалу, а из ее капель чудесным об­разом появился на свет легендарный крылатый конь Пегас — будущий посланник Зевса, доставлявший ему громы и молнии.

Схватив голову горгоны Медузы и сунув ее в сумку, Персей стремительно взлетел над пустынями Ливии, пока не добрался до царства короля-великана Атласа, где собирался остановиться для отдыха.

Персей и Андромеда

Персею и Андромеде суждено было быть вместе

Богато жил сын титана Иапета, брат Прометея Атлас. Тысячи стад тонкорунных овец, тучных коров и быков паслось на его полях, а в садах зрели чудесные плоды. Самым красивым было дерево с золотыми ветвями, зо­лотой листвой и золотыми яблоками. Но вот беда: имен­но это дерево обладало особым пророчеством, которого так опасался Атлас.

Некогда богиня Фемида предсказала, что наступит день, когда придет сын Зевса и похитит золотые яблоки. В страхе перед потерей драгоценного дерева Атлас окружил сад высокой стеной, а на страже поставил дракона, извергающего жаркое пламя. Никто из чуже­земцев не мог проникнуть в волшебный сад — так на­дежна была его охрана. Вот к этому на диво бдительно­му Атласу и прилетел на своих крылатых сандалиях Персей. Поприветствовав великана, он сказал:

—   Прими меня, Атлас, в твоем доме как гостя. Я — сын Зевса, Персей, убивший горгону Медузу. Дай мне
отдохнуть у тебя после трудного дела!

Как громом поразило Атласа это известие. Стоило ему услышать, что Персей — сын Зевса, он тотчас же вспомнил предсказание богини Фемиды и не на шутку переполошился:

—   Убирайся отсюда! Тебе не поможет твоя ложь о великом подвиге и о том, что ты — сын громовержца.

Напрасно просил Персей о пристанище. Царь, бояв­шийся за золотые плоды, отказал ему в каком бы то ни было приюте. Гнев овладел героем:

—   Раз ты не хочешь ничего дать мне, так прими же подарок от меня!

С этими словами Персей поднял голову горгоны Медузы и явил ее трусливому Атласу. В тот же миг великан превра­тился в огромную скалу. Безжизненный и холодный встал он на самом краю земли. Его борода и волосы об­ратились в густолистые леса, руки и плечи — в высокие скалы, голова — в вершину горы, ушедшую в самое небо. С тех пор поддерживает гора Атлас весь небесный свод, со всеми его созвездиями.

Расправившись с великаном, Персей снова надел свои сандалии и взлетел к облакам. После долгого пути до­стиг он царства Кефея, лежавшего на крайнем юге земли. И вдруг на высокой, повисшей над морем скале увидел Персей девушку чудной красоты, прикованную желез­ными цепями. Если бы не ветер, шевеливший ее локо­ны и блестевшие в глазах слезы, можно было принять несчастную за мраморное изваяние. О, прекрасная дева, — обратился к ней Персей, — почему ты прикована к скале? Кто ты и кто твой мучитель?

— Я — Андромеда, — отвечала Персею красавица, — дочь эфиопского царя Кефея. Моя мать, царица Кассиопея, как-то неосторожно похвалилась перед морскими не­реидами своей красотой, чем разгневала Посейдона и олимпийских богинь. По их просьбе отец нереид Нерей наслал на царство наводнение и чудовищную акулу. Кефей обратился к оракулу Аполлона, и тот предсказал, что только тогда страна освободится от бедствий, когда царская дочь будет отдана на съедение хищной рыбы. Так я оказалась прикованной к этой скале.

Так Персей и Андромеда вели разговор, и едва окончила свой рассказ девушка, как вспенил­ся океан и среди бушующих волн показалось огромное чудовище, оно высоко подняло свою голову с разверстой пастью и тут же бросилось к своей жертве.

Вскрикнула от ужаса Андромеда. Обезумев от горя, прибежали на берег Кефей и Кассиопея. Горько оплаки­вали они свою дочь, не будучи в силах спасти ее. Подойдя к безутешным родителям, Персей сказал с твердостью:

—   Перестаньте горевать! Я — Персей, сын Зевса, я отрубил голову горгоны Медузы, а теперь спасу вашу дочь, если вы отдадите мне ее в жены.

Ободренный Кефей тотчас пообещал герою не только дочь, но и все царство в придачу.

Высоко взлетел Персей, лишь тень его скользнула по воде. В ту же минуту с яростью ринулось чудовище на смельчака. Точно дикий орел бросился бесстрашный юноша на спину чудовища и по самую рукоятку вонзил в него острый меч. Раненое животное сначала высоко подпрыгнуло в воздухе, затем тяжело нырнуло в глу­бину. Когда же снова появилось на поверхности, Пер­сей стал наносить ему рану за раной, пока темная вол­на крови не хлынула из пасти.

Вовремя кончилась битва: сандалии героя пропита­лись влагой и кровью, и он уже с трудом держался над водой, рискуя погибнуть каждую минуту. Одержав еще одну трудную победу, Персей вспрыгнул на скалу и осво­бодил обессилевшую Андромеду от крепких оков. Затем передал девушку об­радованным родителям, и королевский дворец радостно принял обрученную пару - уставших, но радостных Персея и Андромеду.

Свадьба Персея и Андромеды была омрачена появлением вооруженных людей

Уже начался свадебный пир, и гости собирались сесть зa столы, как вдруг радость Персея и Андромеды была омрачена - двор царского дворца заполнился вооруженными людьми. Это явился Финей, брат коро­ля, который был раньше обручен с племянницей, но бросил невесту именно тогда, когда она попала в беду. С поднятым копьем вошел он в залу и с угрожающим видом воскликнул, обращаясь к Персею:

—  Смотри, вот кто настоящий жених Андромеды!
ни твои крылья, ни твой отец Зевс не помогут тебе, презренному искателю приключений, отнять у меня невесту!

Схватил Финей копье и со всей силой бросил его и Персея, но герой легко уклонился от удара и сам метнул свое копье и насквозь проткнул бы Финея, если бы тот не спрятался за высокий алтарь. Завязалась борьба, однако Финей и его сообщники были в большинстве, и Персей вскоре увидел себя окруженным со всех сторон. Прислонившись плечом к колонне, он защищался с невероятным мужеством, но когда увидел, что ему не одолеть несметное число нападавших, решил при­бегнуть к последнему спасительному средству.

—  Вы сами вынуждаете меня обратиться за помощью
к моей старинной подруге! — воскликнул Персей.

С этими словами он вытащил из мешка голову горго­ны и явил ее теснившимся неприятелям. Все они мгно­венно окаменели. Руки, мечи, копья застыли в движе­нии, превратившись в бледно-розовый мрамор.

Когда Финей увидел гибельное превращение своих храбрецов, ужас охватил его, и гордое упрямство сме­нилось жалкой мольбой.

—    Оставь мне только жизнь, — молил он, стоя на коленях, — и пусть достанутся тебе и невеста, и все царство Кефея!

Но Персей не послушал коварного Финея. Он снова вынул ужасную голову горгоны: шея и тело Финея вытянулись, умо­ляющий взгляд окаменел. Так и остался он навсегда в этой унизительной позе.

После этой смертельной бит­вы Персей взял с собой прекрасную супругу Андромеду и вернулся на Сериф к царю Полидекту. Там он застал свою мать Данаю в великой печали. Спа­саясь от жесткого правителя, ей пришлось искать защиты в храме Зевса. Разгневанный Персей пришел во дворец Полидекта и застал его с друзьями за пирше­ственным столом. Полидект никак не ожидал, что Пер­сей вернется, он был уверен, что герой погиб в борьбе с горгоной Медузой. Представ перед царем, Персей спокойно сказал:

—   Твое приказание исполнено, я принес тебе голову горгоны Медузы.

Полидект не поверил, что Персей мог совершить та­кой великий подвиг. Он стал издеваться над героем, обозвав его лжецом. Смеялись над ним и друзья По­лидекта. Грозно посмотрел Персей на своих обидчиков, вынул голову Медузы и сказал:

—   Так вот вам доказательство!

Полидект взглянул на голову горгоны и, как многие его предшественники, тут же обратился в камень. Даная же получила, наконец, счастливое освобождение от преследований ненавистного царя.

Вернемся теперь к началу повествования, чтобы про­следить за исполнением последней части пророчества бродячего оракула. Вспомним об Акрисии, царе Арго­са, изгнавшем когда-то дочь Данаю и маленького Пер­сея. Постаревший правитель давно уже жил в стране пеласгов, куда спешно отправился, чтобы избежать страшного прорицания. Теперь его любимое занятие — праздничные игры и молодецкие состязания.

Однажды, случайно попав в эту страну, принял уча­стие в играх и Персей. И надо же так случиться, что, бросая диск, герой случайно попал в не узнанного им участника состязаний. С глубокой печалью узнал ме­татель, что это был сам Акрисий, его родной дед. Пре­исполненный скорби, Персей похоронил Акрисия, сетуя, что стал невольным убийцей деда и не смог пред­отвратить пророчество оракула.

Править в Аргосе, на земле убитого им Акрисия, Пер­сей не захотел, отправившись в Тиринф, где благополучно царствовал много лет. С этих пор судьба больше не пре­следовала героя, а Персей и Андромеда жили долго и счастливо. Много сыновей и дочерей подарила ему Андромеда, и слава отца снова ожила в его потомках.

Комментариев пока нет!

Ваше имя *
Ваш Email *

Сумма цифр справа: код подтверждения


Это интересно

Михаил Ломоносов биография

Великий русский учёный, химик, физик, художник и поэт Михаил Васильевич Ломоносов был рождён 19-ого ноября 1711-ого ...


Ипполит в греческой мифологии:

Сын афинского царя Тесея и царицы амазонок Антиопы. По Плутарху мать Ипполита звали или Ипполита, или ...


Как начать бизнес

Запуск нового бизнеса может показаться будущему предпринимателю очень сложным и затратным делом в денежном выражении, но если правильно ...


Северный ветер у римлян

Северный ветер, который греки называли Бореем , холодный, но благоприятный для Европы и Малой Азии. А вот для ...


Сражение за Сталинград

Победа советских войск над немецко-фашистскими войсками под Сталинградом - одна из наиболее славных страниц летописи Великой Отечественной войны. ...


Физическая культура в Древнем Египте

Фараоны и их приближенные специально обучались езде на колесницах, владению оружием. Большое внимание физической подготовке уделялось при ...


Исчезнувшие колена Израиля. Часть4

Среди эфиопских фалаша распространено убежде­ние, что они происходят от царя Соломона (965—928 годы до нашей эры). К ...


 

Самые читаемые

Кто такая мавка

Мавка - разновидность мифического существа у некоторых славянских народов. Мавки выглядят в виде ... Далее

12 подвигов Геракла

Легенды Греции донесли до нас 12 подвигов Геракла, каждый из которых является ... Далее

История Адама и Евы

История Адама и Евы - первых людей на Земле начинается в Эдемском ... Далее

Кто такие евнухи?

Многие наверняка слышали слово евнух. Однако не все знают его точного значения. ... Далее


© 2010-2017 Объектив-N: Предания и легенды