Миф о Аполлоне

Главная » Легенды Греции

 

Миф о Аполлоне доносит до нас события давних времен, когда на земле правили боги Олимпа, обладавшие теми же страстями, что и люди...

Аполлон – сын Зевса и Латоны

Красавица Латона скиталась по земле и не знала, где найти пристанище. Девушку преследовала Гера, по причине того, что ее супруг был влюблен в Латону. Даже природа стала на темную сторону: ни один ручей не давал Латоне напиться, жажду доводилось утолять из луж.

Однажды добралась бедная Латона до мор­ского берега одного из скалистых ост­ровков.

– Ортигия! – обратилась она к нему. – Ты так же ски­таешься, как и я. Только ты, одинокая, сможешь меня понять и дать убе­жище в своих скалах. Чувствую я, что скоро дам жизнь тому, кто сможет меня защитить.

Взглянула Ортигия на уже распоясанную Латону и спро­сила:

– А не причинит ли мне вред тот, о ком ты говоришь?

– Не бойся! – произнесла Латона. – Он будет защитой и даст тебе славу, какой не имеет ни один из островов. И Ортигия приняла Латону во владения.

Остров был пуст. Даже птицы пролетали мимо, боясь, на него приземлиться. На оголен­ных и обожженных солнцем камнях Ортигии не рос­ло ни травинки. Лишь у подножия горы Кинеф, зеленела одинокая пальма. Латона направила свой путь к ней, тяжело опустилась на зем­лю и, схватившись обеими руками за ствол, издала вопль, ко­торый всегда сопровождает рождение новой жизни.

Крик Латоны был услышан повсюду. Весть облетела всю Землю. Деревья передавали друг другу: «Родился Аполлон!», а дельфины, разинув пасть, вы­сунулись из воды. С тех пор остров стал называется Делосом («Сверкающим»).

Миф о Аполлоне начинается с красавицы ЛатоныЛик Аполлона был прекрасен… От него исходило сияние, – он улыбался матери, как могут улыбаться только боги. Он не требовал молока, в отличие от смертных детей. В его лепете Латона услышала четкое: «Ам-бро-зии!» На этот зов откликнулась справедливая Фемида. И вкусил Аполлон из ее рук сладостной амбро­зии — пищи, достойной одних небожителей. Аполлон сделал первый шаг, и в тот же миг Де­лос покрылся цветами и травами всевозможных видов.

Аполлон шел к горе, под которой ро­дился, ему были милы все горы, все уходящие в облака вершины, все башни и высоты. Поднявшись, он окинул взглядом изгиб неба, напоминающий лук. Но в тот же миг его воображение превратило эту часть неба в кифару, а солнечные лучи стали струнами. Эти два образа определили противоречивую сущность Аполлона: бога, несущего миру гибель, и бога, от­крывшего в том же мире меру и музыкальную гармонию. С тех пор лук и лира сопровожда­ли Аполлона.

Аполлон был настолько красив, что никто не мог отвести от него глаз. Но было в этой красоте и что-то вызывающее тревогу. Пре­красный, словно нежный белый лебедей, Аполлон мог быть и жестоким. Поэтому его называли «Волчьим» и при­носили ему в жертву тех животных, которых предпо­читают эти губители стад.

 

Аполлон убивает Пифона

Еще будучи юношей Аполлон отправился в поход против Пифона, порожденного злой Герой. По своему могуществу и силе Пифон был не слабее Зевса. С виду он был чудовищным змеем. Томимый местью чудо­вищу, причинившему много зла матери, Аполлон опустился во мрачную пещеру, где жил Пифон. Услышав бесстрашный зов Аполлона, дракон вылез на свет, изрыгая из своей пасти огонь. Но как только не старался Пифон, не мог причинить зла прекрасному Аполлону, посылавшего поток стрел в пасть чудовища. Терзае­мый болью, зверь захрипел. Хвост его бил по земле, сметая все на своем пути. Такого шума небо еще не слыхало. Но вдруг все за­тихло. Огромные драконьи глаза закрылись, и Пифон испустил дух.

Наступив ногой на убитого, Аполлон прокричал победный гимн:

— Вот твой достойный конец! Изгнивай на земле, кор­милице смертных. Больше не будешь ты ужас внушать и нести им погибель. Здесь, на склоне Парнаса, твоею кровью омытом, в самом центре земли, будет выситься храм. Здесь будут жертвы мне возносить и испрашивать судьбы у пифии-девы.

Позже все было так, как предсказал Аполлон. Храм появился сначала воздушный — из перьев лебедей Аполлона, и парил в воздухе, словно пух. Потом, опус­тившись на землю, перья и пух стали сверкаю­щим мрамором. Но святилище пустовало, и не имело названия до тех пор, пока Аполлон не спустился на палубу проплывавшего поблизости критского судна.

—    Кто ты, чужеземец? — спросил кормчий. — Не ты ли нас кружишь по морю, и не можем мы пристать к песчаному берегу и найти город Пилос?

Аполлон – величие и устрашающая красота—    Я Аполлон, сын великого Зевса, — отвечал Сребролукий. — Я кружу вас по морю, но зла не имею. Вам во владе­нье я храм отдаю. Туда приведет вас дельфин, скиталец мо­рей, и храм имя Дельфы получит.

Только он это сказал, как показался дельфин. И понесся за ним быстроходный корабль. Вступив в узкий пролив, судно причалило к берегу. Моряки, слушаясь  Аполлона, развязали ремни, дер­жавшие мачту, и опустили ее на палубу, и сбе­жали по сходням. Они двинулись за богом, игравшим на ли­ре, а когда оглянулись, залив был пуст. Корабль исчез, слов­но его и не было.

—    Вот ваш новый корабль! — показал Аполлон на храм. — В нем вы будете плыть в веках, не ведая бури. Смертные сюда приведут столь­ко овец и баранов, что в мясе не будете знать вы нужды. Ва­шим богатствам завидовать будут цари. И достанутся вам они за то, что будете здесь службу нести мне, Аполлону!

Переглянулись критяне, не веря свалившемуся на них с неба счастью. Кормчий же запел песню, моряки подтянули ее, славя щедрость прекрасного Аполлона.

У Аполлона, как и у большинства богов, были любимые народы. Сре­ди них прежде всего обитатели северной страны, откуда прилетели лебеди приветствовать его рождение, — гипербо­реи. В описаниях древних авторов гипербо­реи такой же счастливый и благочестивый народ, как жи­вущие на южной оконечности Океана эфиопы. Их земля плодородна, а реки несут золотой песок. Жи­вут они, не ведая ни болезней, ни старости, и умирают без страданий, достигнув тысячелетия.

Казалось бы, страна ги­пербореев не обладает ни одним признаком северной стра­ны .кроме гнездования лебедей. Но есть интересная деталь, которая свидетельствует о том, что в легенду о гипербореях вплелось реальное знание: принесе­ние гипербореями в жертву ослов, чьим повадкам удивлялся Аполлон, наблюдая, как они яростно встают на дыбы. Ощу­щение необычности для Аполлона этого зрелища позволяет думать, что тот, чей рассказ вдохновил создателей мифа, на­блюдал не ослов, а каких-то иных животных, похожих на ослов. Ими могли быть только северные олени, которые сбрасывают рога как раз в ту пору, когда на север прилетают лебеди.

Аполлону любил Трою. Вместе с богом Посейдоном он воз­двиг ее неприступные стены, а в Троянской войне помогал троянцам отражать ахейцев.

Разумеется, не только среди гипербореев и троянцев лег­ко и свободно чувствовал себя Аполлон. И в других землях находил он любимцев среди смертных, с которыми охотно проводил время. Особенно дороги были богу прекрасные юноши Гиа­цинт и Кипарис. И оба они стали для него источником горя. Первого он случайно убил, соревнуясь в метании дис­ка, и чтобы сохранить намять о Гиацинте, превра­тил его в нежный цветок. Кипарис же, случайно поразив­ший насмерть своего любимого ручного оленя, испытывал такую смертную тоску и так молил отнять у него жизнь, что Аполлон, сжалившись, превратил его в стройное мрачное дерево.

Аполлон и Дафна

Аполлон и ДафнаНеравнодушен был Аполлон к смерт­ным девам и нимфам, и они с радостью отвечали на его любовь, увеличивая на земле число героев. Среди воз­любленных Аполлона была и нимфу Кирена, родившая от него в Ливии полубога Аристея, хра­нителя посевов от засухи и града.

В отличие от Зевса приходилось вечно юному богу знать и поражения. Так, отвергла его любовь дочь троянского царя Кассандра, но особенные страдания принесла ему Дафна, дочь речного бога Пенея. Вот что говорит предание о Аполлоне и Дафне.

Однажды Аполлон встретился с красавицей Дафной. Она очень понравилась
ему и он стал домогаться любви прекрасной нимфы. Но ответных чувств не последовало, Аполлон вызвал у нее ужас и Дафна стала убегать.

—   Что же ты бежишь от меня, нимфа? — кричал он, пы­таясь ее догнать. — Не разбойник я! Не дикий пастух! Я — Аполлон, сын Зевса! Дафна продолжала бежать. Все ближе пого­ня, девушка уже ощущает за спиной жаркое дыхание Апол­лона. Не уйти! И она взмолилась отцу Пенею:

—    Отец! Помоги дочери! Спрячь меня или измени мой облик, чтобы меня не коснулся этот зверь!

Едва прозвучали эти слова, как Дафна почувствовала, что ноги ее деревенеют, складки влажной от пота одежды превращаются в кору, а руки вытяги­ваются в ветви. Стала Дафна лавром, и с тех пор это дерево посвящено Аполлону. Таков грустный миф о Аполлоне.


Это интересно

Что такое IP-телефония

IP-телефония - это телефония использующая для передачи данных те же линии связи что и Ваши компьютеры. Ее ...


Непокорная Девана

Спустя время Перун и Дива-Додола родили дочь Девану. Красоту и горделивый нрав Девана взяла от матери ...


Эпос о Гильгамеше

«Эпос о Гильгамеше», или поэма «О всё видавшем» , одно из старейших сохранившихся литературных произведений в мире, созданное ...


Архитектура Киевской Руси

До конца 10 века архитектура Киевской Руси, кратко говоря, была слаборазвитой. Даже в крупнейших городах не было ...


  • Как преобразить свой дачный участок

    Трогательная история о любви Абеляра и Элоизы попала в бретонский фольклор, превратившись в легенду о магии. Абеляр был бретонцем. Герцог Бретани, вассалом которого он являлся, завидовал...

  • Бог Род

    Жил-был в городке Сен-Каст работник по имени Марк Бордо, но, согласно обычаям страны, у него была кличка, поэтому называли...

Самые читаемые

Амон - Ра

В XXI столетии до нашей эры при фараонах XI династии Среднего ... Далее

Астронавт Гибсон и тайна корабля Джемини

Космическое пространство является малоизученной и враждебной для человека средой, однако его ... Далее

12 подвигов Геракла

Легенды Греции донесли до нас 12 подвигов Геракла, каждый из которых ... Далее

Многорукие боги Индии

Маруты - самые древние и непостижимые боги из дружины Рудры или ... Далее

© 2010-2018 Объектив-N: Предания и легенды